Анна Львовская, дизайн бюро DA
ИНТЕРВЬЮ С ДИЗАЙНЕРОМ
Дизайнеры из Петербурга
RoStoriez запускает новую рубрику - "Интервью с дизайнером", ура! Я рада, что первым гостем RoStoriez стала Анна Львовская из дизайн бюро DA - встречайте. Аня рассказала много поучительных и забавных историй. Интервью получилось большое, но мне совсем не хочется что-то из него убирать. Инджой, как всегда :)
Что пишет интернет про DA? Трио DA — Борис Львовский, Анна Львовская и Федор Горегляд, однокурсники из Академии художеств. Потом идет описание пары проектов, немного истории и все. На нашей встрече Аня рассказала немного больше и поделилась классными историями о заказчиках, жизни студии и факапах на стройке.

Все фото заведений взяты со страницы дизайн бюро DA на Behance. Текст розового цвета обозначает активную ссылку на оф.сайт указанного места.
Аня даже в одежде

трепетно сочетает цвета
ПРО МОЛОДОСТЬ
Как все начиналось
— Ты помнишь ваш самый первый проект? Когда это было? Вы были еще в универе? Вас же трое, правильно? (дизайн бюро DA основали Борис Львовский, Анна Львовская и Федор Горегляд – прим.ред.)
— Да, но теперь еще у нас есть партнер Маша, которая работает с нами уже 1,5 года. Она отлично влилась.
— Все равно же есть кто-то главнее среди 4-х?

— Боря. Он у нас цензор, постоянно приходит и говорит: всё говно! Ну естественно, все в студии довольно критично относятся к работе. Но Боря, бывает, может сказать суровое слово. Мне кажется, у него получается сказать одновременно так, чтобы человек понял, что действительно нужно что-то переделать и при этом не потерял энтузиазм.

DA
Борис Львовский, Анна Львовская, Федор Горегляд, Мария Романова
— А был кто-то самый первый, кто сказал: «Ребята, а давайте откроем свою студию!?..»
— Не знаю… У нас так получилось, что мы взяли положительные качества от каждого человека и нам вместе удалось сделать что-то классное. А первый проект… Мы курсе на 4 начали готовить какие-то конкурсы и небольшие проекты или кто-то из друзей просил помочь по интерьеру. Вот эти конкурсы небольшие - архитектурные, интерьерные, мы вместе и делали. А потом как-то пошло-поехало. Из смешного, мы как раз вчера вспоминали… Объект, который мы сейчас будем делать с росписями Покраса (Покрас Лампас - художник, прим.ред.), находится на Большом проспекте, напротив Миража, в помещении бывшей Шоколадницы. И мы смеялись, что одним из первых наших проектов был конкурсный проект реконструкции именно этой Шоколадницы.

Когда-то Шоколадница хотела реконструироваться. Они взяли свое самое первое кафе в Питере, как раз на Большом Проспекте, и на его примере нужно было сделать новый дизайн интерьера. В итоге вся эта история никуда дальше не пошла… Мы сделали проект, вроде 3 место заняли. Но «Шоколадница» не стала реализовывать никакой из проектов. Потом через годик – полтора наши приятели должны были работать над этим интерьером, их «Шоколадница» уже отдельно привлекла. Ребята сделали проект, но все равно никто ничего тоже не стал строить. Я думаю, проблема в светильниках была… )) Во всех Шоколадницах в окнах и над столами висели такие «классные» стеклянные светильники-абрикосы с кованными основаниями. Заказчику они настолько нравились, что всех дизайнеров заставили включать эти «абрикосы» в переделанный интерьер. Мне кажется, они как раз все эти проекты и сгубили.
— Какой был первый проект студии DA, который получился и которым вы начали гордиться?
— Мы помогали нашему приятелю сделать мото-офис. Он решил плотно заняться мотокультурой, и вместе с друзьями они договорился быть представителями какой-то, допустим, японской марки мотоциклов в России. Им нужен был шоурум-офис, в котором можно было выставить пару байков и заключать договора. Вот мы его и сделали. Естественно, все нужно было сделать за 3 копейки, но получилось классно! А потом по сарафанному радио пошло: кому-то из друзей нужно было помочь с дизайн-проектом квартиры. До этого тоже было парочку квартир. Ну и так дальше все разнеслось.
— А какой проект на сегодня ты считаешь самым удачным?
— Birch

О ресторане Birch вы можете почитать в предыдущем посте на RoStoriez
ПРО ЗРЕЛОСТЬ
Как идут дела сегодня
— Расскажи, как ваши дела?
— Дела.. ну у нас как обычно - последние года 3 уже адский завал, и мы из этого состояния не выходим вообще никак. С одной стороны, это, конечно, очень круто! С другой стороны, мы уже сами немножко устаем, но у нас расширяется команда, и мы потихоньку с этой ситуацией справляемся. Куча новых проектов, куча старых проектов, которые тянутся.
— А есть новые проекты, которым вы отказываете?
— Да, постоянно
— Часто отказываете?
— Нам на почту регулярно приходят какие-то странные запросы. По стилистике очень часто хотят то, что мы не делаем. Так что приходится отказывать. Все-таки у нас такой подход… более или менее авторитарный. Мы хотим делать то, что нам нравится, как мы это видим. И очень часто мы сталкиваемся с тем, что человек к нам приходит, но он не готов к чему-то новому, не готов делать что-то другое.
— Проще же не начинать тогда?
— Да, конечно. Для этого у нас есть поговорка, которой мы постоянно руководствуемся: лучше с умным потерять, чем с дураком найти. Мы сначала, естественно, брались за все-все-все заказы. А потом тратили огромное количество моральных сил, чтобы заказчика переубеждать в чем-то.
— Но переубеждать все равно приходится?
— Конечно. Но в какие-то моменты мы просто лучше знаем, как сделать. Не каждый заказчик готов к смене своего мнения. Сложные случаи мы всегда отсеиваем. Потому что всем будет тяжело работать. Какой смысл?
Мы сейчас работаем над проектом, в котором росписи будет делать Покрас Лампас. Вчера вот проводили общую встречу и обсуждали с ним, что даже к нему приходят люди или пишут, и хотят, чтобы он сделал что-то не то, что он обычно делает. Не в своем стиле, а что-то другое. «Слушай, все классно, нам твой стиль нравится, но мы хотим что-то другое». В России в принципе нет культуры заказчика.
— Как ты думаешь, кто главный в цепочке «дизайнер-заказчик-исполнитель»?
— Смотря в какой ситуации. В России есть с этим проблемы, потому что у нас вообще нет культуры заказчика. Мы сейчас работаем над проектом, в котором росписи будет делать Покрас Лампас. Вчера вот проводили общую встречу и обсуждали с ним, что даже к нему приходят люди или пишут, и хотят, чтобы он сделал что-то не то, что он обычно делает. Не в своем стиле, а что-то другое. «Слушай, все классно, нам твой стиль нравится, но мы хотим что-то другое». И все поржали, конечно, над этой ситуацией, потому что .. Ну это стандартная история..

У нас нет культуры заказчика, нет уважения к профессии. Отчасти это обосновано тем, что кадров мало. Порядочных студий, хороших, качественных мало. Рынок дизайна не развит. В графическом дизайне, в дизайне интерьера, в архитектуре. Понятное дело, что должен сформироваться какой-то нормальный рынок, чтобы было доверие. Но даже у нас есть процентов 20 заказчиков, которые действительно полностью нам доверяют, в любой ситуации. Они, в первую очередь, будут слушать нас и как-то подходить логически, пытаться у себя в голове что-то продумать, если они не всегда согласны с какими-то решениями. Но остальные 80% живут со своим сформированным мнением и очень часто не готовы от него отойти.
— А какой аргумент вы чаще всего слышите? Например, это не понравится моим клиентам или это плохо. Или что-то еще?
— Ну да. Если это общественное заведение – «люди это не поймут, это слишком современно, это слишком холодно, это слишком минималистично». Если речь идет о квартирах, то тут аргумент может быть простой – мне это не нравится. Это самое тяжелое. Поэтому мы сейчас жилые объекты не берем.
— Вообще?
— У нас есть несколько таких интересных… Но они с ребятами, с которыми мы давно работаем, делаем какие-то общественные места. Они уже знают наш стиль, мы с ними сработались. Но мы стараемся сейчас отходить от жилых объектов. Потому что, во-первых, у нас очень большая загрузка по общественным интерьерам. Во-вторых, конечно, это то, что в любой момент может появится жена, кошка, кто-то скажет: «Мне больше нравится другой цвет», и ты сталкиваешься с какими-то абсолютно бредовыми ситуациями.
— Вы переубеждаете примерами?
— Как можем переубеждаем. В любом случае, это всегда очень тяжело и задействует твои эмоциональные силы. Например, очень хороший кейс – расположенные в центре зала бары или какие-то большие коммунальные столы. Еще несколько лет назад все говорили: «Господи, что за бред, кто туда сядет». Потом открылся Big wine freaks, потом мы сделали Gastroli, в котором в центре находится бар и вокруг него создается движуха, в Made in China тоже в центре зала бар. На этих примерах можно объяснить что вот - это классно, это интересно, это может быть так. Хотя несколько лет назад никто не представлял, что сейчас будет модно огромные столы в центре заведения.
Ресторан Made in China с барной стойкой по центру. Авторы проекта: дизайн бюро DA
— Мне кажется, это из Америки пришло.
— Да, это все западные штуки, которые приходят к нам, внедряются потихонечку, в первую очередь, в Москве. В Москве, конечно, больше готовы к каким-то новым решениям. Потом через год это и в Питер приходит. Конечно, стараемся на каких-то живых примерах переубеждать. Людям легче понимать, легче это представить. Есть какое-то живое заведение, которое работает, которое популярно, где интересно, комфортно и так далее.
ПРО ДИЗАЙН
Какой он бывает и какой вдохновляет
— А как ты думаешь, есть вообще такое понятие «русский дизайн»?
— Русский дизайн… Я думаю, что нет. Мне кажется, мир сейчас супер открытый и глобализованный.
— Тогда «наш» дизайн интерьера — это переработанные тренды с небольшим отставанием?
— Отставание 100% есть. Культуру дизайна, если мы говорим про интерьеры, конечно, в массы толкают места общественного питания – кафе, рестораны. Это бизнес, это деньги, люди делают что-то интересное. А потом уже эти тренды доходят до каких-то общественных площадок – библиотек, например. Если говорить про какую-то культуру общественного питания в России, то ей у нас 20 лет, дай Бог, 30... Раньше у нас было 3,5 ресторана. Да и те - закрытые для большинства людей. Поэтому, естественно, мы все это открываем впервые. Если в Европе история жизненная, когда у тебя кафе на каждом углу и много кто вообще не делает никакого интерьера. Можно просто поставить столы, какого-то хлама принести с барахолки и все - у тебя кафе. Это очень классно. И люди там будут оставлять довольно большие деньги. В России к таким местам еще не пришли. Подобные места у нас довольно бюджетные. А все-таки в ресторанах, которые хотят привлечь к себе любовь публики, раскрутиться, интерьер играет очень важную роль.
— Какие зарубежные или русские дизайнеры тебя вдохновляют?
— Это может быть странно, а может быть и нет… Но мы все фанатеем с украинского дизайна.
— Мы тоже!
— Я не знаю за счет чего так у них вышло. Наверное, надо изучать... Может, там сама школа дизайна сильная или вся текущая ситуация в стране, революционная, способствует буму креативного класса, кто делает что-то свое, делает очень круто. Если честно, я не понимаю, откуда в Украине деньги, чтобы все это реализовывать. Но мы прям очень фанатеем с украинских дизайнеров. Понятное дело, что это 2B Group. Кстати, еще минские ребята!
— Studio 11.
— Да, Studio 11. Еще Nott design из украинских студий.
А вы видели в живую или только по фото?
— Нет мы не ездили. Но было бы здорово съездить и вдохновиться. Yod делают классные штуки. Но в последнее время они мне совсем не близки, потому что у них все одинаковое стало в какой-то момент. Наверное, они стали заложниками своего характерного стиля. К ним приходят именно за этим и это проблема больших мастерских. Ты не можешь сменить свою парадигму, потому что приходят за чем-то одним, а свой штат нужно кормить. Да, они классные, но просто в 10-й раз это смотреть надоедает. Хочется, чтобы ребята двигались дальше, потому что они супер талантливые и у них много топовых проектов. А из российских - это Crosby studios, очень крутые штуки делают.
— А из европейцев есть кто-то?
— В Европе это все настолько развито, что грань уже немножко размывается. Ты смотришь на конкретные интерьеры, а не на студии. Там куча бомбических проектов и за одной какой-то студией не уследишь. Мы яростные фанаты всяких датских фабрик - HAY, Muuto, Normann Copenhagen. Эта эстетика нам очень близка, мы прям их обожаем! Ребята недавно ездили на миланскую выставку. Я, к сожалению, не смогла, заболела на выходных. Там, конечно, HAY-ский павильон… Просто... Они в палаццо, там такая мощная роспись на потолке, лепнина. А внутри все такое минималистичное (мебель, декор), очень красиво!
HAY во дворце выглядел так :) #HAYPalazzoClerici
— DA Architects хотели бы выйти на европейский рынок?
— Конечно! Но пока что не понимаем как. У нас есть несколько объектов заграницей, но это жилые объекты наших заказчиков. В Сиднее строим квартиру, в Америке что-то проектировали, но там до строительства в итоге не дошло. Плюс, идет обсуждение еще парочки объектов не в России, но пока не очень понятно.
— У вас сейчас проекты в Питере, в Москве?...
— В Рязани еще сейчас что-то, по-моему.. Еще не начался проект. У нас приходит, естественно, много из регионов запросов, но с этим сложнее работать. В регионах не всегда готовы делать более свободный дизайн. Очень часто хотят что-нибудь попроще, поскромнее.
Москва город более активный, чем Питер. Люди считают каждую свою минуту, каждую свою копейку. Они понимают, что время в денежном эквиваленте гораздо дороже, чем какие-то решения и легче на что-то соглашаются.
— А где бы еще в России хотелось что-то сделать?
— Мне очень нравится работать в Москве. Потому что в Москве люди смелее. И, кроме того, интересная история с самими заказчиками. Москва город более активный, чем Питер. Люди считают каждую свою минуту, каждую свою копейку. Они понимают, что время в денежном эквиваленте гораздо дороже, чем какие-то решения и легче на что-то соглашаются. Да в принципе, в Москве гораздо больше уважают время и силы. Может быть, нам так повезло с нашими московскими заказчиками? Но у нас стандартная ситуация, когда москвичи более толково ко всему подходят, более четко и хорошо понимают, чего они хотят. Когда в Москве ты платишь за аренду помещения миллион или несколько миллионов, конечно, нужно, чтобы весь процесс был организован четко. Лучше возьмешь каких-нибудь менеджеров дополнительных, чтобы они занимались контролем стройки.
— Что тебя вдохновляет на работу? Или тебе не нужно, чтобы тебя что-то вдохновляло?
— Конечно, нужно. У нас в прошлом году был мощный толчок после того, как мы съездили в Милан (Речь идет о ежегодной выставке дизайна iSaloni – прим.ред.). Нас потом перло еще полгода, наверное. На все наши объекты мы делаем кастомную мебель. У нас сейчас 80% мебели в каждом интерьере делается на заказ, даже стулья. Мы сами их рисуем, наша фантазия не ограничена. Но мы не мебельные дизайнеры и у нас нет в штате пром дизайнера. Поэтому, естественно, ты как-то перерабатываешь то, что увидел. Формы, сочетания материалов. Ты сразу вспоминаешь: «ага, можно сделать вот так, а можно так. Я видела, что вот это сочетание выглядит круто». Понятное дело, еще Pinterest, Instagram смотрим, что делают наши коллеги. Это всегда мотивирует.
— А путешествия мотивируют?
— Мы в путешествиях всегда что-нибудь смотрим. Интерьеры, архитектуру, магазины.
— Какая любимая страна, город на сегодня?
— Очень сложно сказать. В свое время нас очень пропер Копенгаген. Это было довольно давно, да и мы были там 2 дня, поэтому мне сложно сейчас. Может, если я приеду, не будет такого эффекта. А так... Мы еще не были в Америке. Я думаю, это вообще сломает.

Мы перед дипломом с Борей летом ездили в тур по Европе. Смотреть архитектуру, вдохновляться, и у нас остались воспоминания о всяких мелких, локальных местах. Например, фабрика Vitra. Она находится черт знает где, не в городе, в деревне. Но это настолько круто, интересно, там так красиво. Там современная архитектура, современный дизайн – все вместе производит впечатление. Какие-то такие вещи. Или в Эссене, в Германии, мы узнали, что там чипперфильдовское здание есть (Дэвид Чипперфильд – британский архитектор, прим. ред.). Сам город дебильный абсолютно, как будто ты по Парнасу едешь, кругом промзоны. И там этот чипперфильдовский музей, который на фотографиях вообще никакого эффекта не производит. Думаешь, что это не самая классная его постройка, но когда ты ТАМ… Это... Настолько крутое пространство внутри. Очень простое, лаконичное. Мы просто сидели на скамейке час, не хотели уходить.
ПРО ПРОЕКТЫ
Как и над чем работает студия
— На Behance у вас 34 проекта, а сколько их всего?
— Их больше 80-ти. Какие-то просто не удалось отснять вовремя, какие-то на данный момент уже немножко устарели.
— Больше 80-ти реализованных проектов?
— Да.
— А бумажных проектов много?
— Не очень много. Мы стараемся брать только те проекты, которые реализуются. Если к нам приходит заказчик, мы ему что-то нарисовали, но он сказал, что пока подумает, будет ли это строить или нет, и т.д. Мы как правило, такие проекты не берем, потому что нам хочется вкладываться в то, куда потом можно прийти, посмотреть.
— Ходят слухи, что ты довольно суровая в работе…
— Конечно! Ну, потому что у нас невозможно! Никто ни хрена не умеет работать. Но это если действительно никто ничего делать не хочет, не всегда так бывает, к счастью.
— Материшься?
— Да! Ну.. во время работы) Невозможно без какой-то жесткости добиться чего-либо. Но с ребятами, с которыми мы сейчас работаем, у нас коллектив сбился очень классный - все супер талантливые и упорные.
— Сколько у вас человек сейчас?
— Человек 14, вместе с нами. Но, в целом, уровень кадров очень низкий. Легче взять человека, у которого чуть меньше опыта, но который не испорчен какими-то лишними непонятными историями, у которого есть хороший вкус и потихонечку его воспитать, объяснить как лучше все делать. Ведь надо совмещать очень много разных историй - общение с заказчиком, придумывание, умение что-то посчитать. Поэтому очень сложно, конечно, найти людей, которые в состоянии сделать это все, еще ответственно относятся к своей работе.
— Мне кажется, в том числе, это недостаток образования, которого пока нет.
— Честно, я пока не очень понимаю, как это все работает не в России. Мы сейчас реализуем проект заграницей и общаемся с местным менеджером проекта. И это профессиональный менеджер, занимается всем этим, привлекает строителей и т.п. Но в некоторых ситуациях вскрывается полный ахтунг! Мы на общих совещаниях что-то обсуждаем и у него часто всплывает: «Аа .. ну да.. я забыл» или «А, ну да.. они ничего не прислали». Так что такое не только в России можно встретить.

Потом с финнами мы часто общаемся, заказываем мебель готовую. Мы им пишем, они могут не отвечать по 4 дня спокойно. В 6 они просто встают и уходят с работы. Неважно, что есть письмо на почте или что-то их просили сделать. Они превыше ставят свое личное время, что нормально! Но при этом, есть же какие-то такие вещи… Я не понимаю как так можно работать! Обычно мы говорим, что это Россия, вот у нас так. Но я сейчас вижу, что там, в принципе, также. Как это все работает, как при этом машина функционирует, и выдает то, что выдает, для меня абсолютно неясно. Ну, наверное, там больше времени в принципе на все. И такие факапы можно разрешить.

Первые чертежи я просто гуглила! Знаешь, из серии: «дизайн проект квартиры». Смотрела, что там за чертежи, какие светильники, как показать розетки. Все это рисовала в AutoCAD с pdf-ки какой-то из Гугла. Но, естественно, сейчас уже много вещей, которые мы прошли, изучили, поняли как это.
— Когда при взаимодействии тебе приходится быть наиболее суровым человеком?
— Для меня вообще самое тяжелое – это общаться с заказчиками. Хорошо, когда все хорошо. Но когда все плохо… Я уже научилась эту ситуацию не пропускать через себя. А раньше были и слезы, и истерики. Сейчас я думаю: «Господи, ну что за херня! Все нормально, все сделаем!». У нас в студии ребята приходят, девчонки, да и мальчишки тоже: «Твою мать, ничего не получается, строители сделали пиздец, заказчик недоволен». Я им говорю: «Спокойно, все нормально!». Объясняю в чем дело, кто чего от них хочет, звоню одним, другим, и ситуация разрешена. Но это приходит только с опытом. К сожалению, больше никак. Наверное, можно получить этот опыт в крупных компаниях, а мы нигде не работали. Ну, то есть мы работали в архитектурных конторах, но никаким авторским надзором не занимались. Рисовали там всякие красивые архитектурные проекты на конкурсы. И чуть-чуть реализации коснулись, так, очень косвенно. А когда начали делать свое, мы вообще не знали как это! Первые чертежи я просто гуглила! Знаешь, из серии: «дизайн проект квартиры». Смотрела, что там за чертежи, какие светильники, как показать розетки. Все это рисовала в AutoCAD с pdf-ки какой-то из Гугла. Но, естественно, сейчас уже много вещей, которые мы прошли, изучили, поняли как это. Ну и что касается авторского надзора, это, конечно, самое сложное и тяжелое. В моральном плане.
— А были ли какие-нибудь истории больших факапов?
— Ну они постоянно происходят, бывают очень глобальные. Я за эти годы поняла, что нет ничего, что нельзя было бы решить, вообще ничего! В любой ситуации на стройке, которая кажется «какой-то полный пиздец!», скорее всего, можно придумать как это сделать нормально. Да, конечно, расстраиваемся, когда что-то не получается реализовать, когда кто-то уперся или какой-нибудь подрядчик накосячил и нет времени, допустим, чтобы это нормально переделать. Но в целом, все равно удается все довести до ума, эту проблему решить с теми или иными потерями, но решить. Лично мне что тяжело дается, так это что-то кому-то доказывать, говорить постоянно: «Я знаю, это моя профессия». Часто эта проблема возникает, когда со стороны заказчика надзором занимается какой-нибудь менеджер, который до этого делал какую-нибудь херню. В смысле, со стройкой сталкивался, но на нормальных крупных стройках не работал. Иии вот тут начинается: «Почему так? Вот если мы так сделаем, никакой разницы не будет! Почему так, почему здесь?» И этому человеку невозможно объяснить, что это важно, что это наша профессия, что мы знаем как лучше.
— Сколько, по вашим подсчетам, нужно времени на реализацию общественного интерьера? В ситуации, когда переговоры с заказчиками состоялись, потом идет проектирование и стройка.
— Проектирование у нас занимает от 50 до 60 рабочих дней, 2-3 месяца. Полностью со всей комплектацией. А дальше уже по-разному. Какие-то квартиры могут строиться и год. Если это общественные интерьеры 100-200-300 метров, то это, в любом случае, не меньше 3х месяцев, ни при каких обстоятельствах. Если заказчик говорит, что за 2 месяца сделаем, то, скорее всего, откроется через 3-4 и с очень плохим качеством. Как правило, если очень постараться, то за 4 месяца можно. Но это когда все очень круто организовано с заказчиком, они знают что и как можно сделать, то 4 месяца это реально. Если все не так хорошо, происходят какие-то факапы постоянно на стройке или какие-то более сложные истории, то может быть и больше.

Например, у нас сейчас идет проект салона, который должен был открыться 1го декабря. Он до сих пор не открылся. Сначала там подрядчики не выходили, потом согласование долгое. А потом люди, которые заливали полы, залили их так отвратительно, что им пришлось их снимать и полностью заливать заново. А это бетон, он сохнет 3 недели… Сначала месяц заливали, потом сняли, потом еще месяц заливали. Ну это такая уже ситуация, с которой ничего не сделать. Но это нестандартно, редко происходят такие вещи.
— На сегодняшний день, сколько у вас идет параллельных проектов?
— Последние несколько лет где-то 30. Из них, конечно, 10 – которые долгие. Мы можем несколько месяцев по ним ничего не делать, потому что там квартира, заказчики уехали, ничего не происходит. Или они решили подумать.
— А у вас дома есть дизайн?
— Нет. Мы как сапожники без сапог. Мы сейчас живем в съёмной квартире, привели ее в порядок, но за последние пару лет мы превратили ее в склад, потому что постоянно кто-то что-то приносит, образцы какие-то и нет времени все это разбирать. Но это, Слава Богу, мы в офис сейчас все перевезли, поэтому у нас в офисе сейчас тоже склад, ххах )
— Я часто слышала одну фразу от более взрослых людей, что работать с мужем – плохо и вредит семье. Тебе как работать с мужем?
— Ой, у нас вообще все отлично в этом плане. Это как работать с друзьями, на самом деле. Все тоже говорят, что хорошо, когда твой бизнес-партнер становится твоим другом, но когда твой друг становится твоим бизнес-партнером, то очень большая вероятность, что закончится это плохо, что вы разругаетесь. И отчасти это правда. Мы сталкивались с тем, что звали кого-то из наших друзей к нам поработать, и заканчивалось все это не очень хорошо. Потому что все равно, кто-нибудь продолбается, и это сказывается на ваших личных отношениях. Но тут я не знаю… Может быть, мы думаем куда-то в одну сторону. У нас сейчас и коллектив такой. Мы все дружим. С Машей мы и в отпуска вместе ездим. Мы все встретились на почве работы, поняли, что в одной парадигме живем, это нас очень сильно сплотило.

Наверное, у нас с Борей точно также. Мы просто видимся последние 10 лет каждый день на работе, в офисе, дома… Иногда!... (смеется). Но нам удается это немножко переключать и разделять. Мы вполне по работе можем друг на друга поорать матом и через 5 минут такие: «Ой ну что, пойдем поужинаем?» Я не могу себе представить как можно по-другому! Потому что никто другой не понял бы, зачем мы столько времени работаем. Я думаю, если бы мы были вместе с каким-то другим человеком, не архитектором, то этот человек сказал бы: «Ты что? Ты ебанулась! Ты опять сидишь на работе? Отвечаешь на звонки, на письма и т.д.» А это ведь и по выходным, круглосуточно вообще…
ПРО ДРУГОЕ
Как и когда отдыхать при таком ритме
— У тебя есть сейчас свободное время?
— Да, есть. Мы взялись за это. Осенью поняли, что уже уже дошли до той грани, когда усталость сказывается на психологическом состоянии. Года 3-4 мы работали прям на износ, круглосуточно, с выходными. А сейчас так получилось, что появилась возможность чуть-чуть эту ситуацию отпустить и понять, что все это нервное напряжение начинает сказываться на качестве работы. Поэтому мы решили, что по выходным мы не работаем. Ну за исключением майских праздников. Майские праздники мы все работали. Нет, ну нельзя так долго отдыхать, когда у тебя 30 проектов! А так мы решили, что на выходных не работаем, в 8 уходим с работы.. ну не в 8.. в 9. Но, по крайней мере, не в час ночи, как раньше. Уже прогресс!
— Как ты проводишь свободное время?
— Я катаюсь на вейксерфе. Зимой на флоуборде в искусственном бассейне, где вода под напором подается наверх. Очень прикольная штука. В соревнованиях сейчас участвовала. Боря снимает влог.
— Да, я видела. А он много времени этому уделяет? Откуда это пошло?
— Он в какой-то момент включился активно в автомобильную тусовку. Потом понял, что конкретно по их направлению тюнинга в Питере по факту ничего нет. В какой-то день, когда все никак не могли собраться, они просто сказали: «ладно, давайте просто встретимся и своей тусовкой соберемся». Начали собираться, потом ко всему этому примкнуло очень много народу... Они переехали на Крестовский, на другую парковку с этими сборищами всеми. И тогда появилось их название – Low Cars Meet – Встреча Низких Тачек, которые как раз уже на Крестовском проводились. А потом они просто решили заснять как это происходит. Оказалось, что есть много народу, кому это интересно.
— А ты разбираешься в этом?
— Примерно разбираюсь, но не настолько сильно погружена. Мы ездим на фестивали, да. Они по пятницам у нас дома собираются. Там очень классные ребята. И это дает Боре возможность все-таки немножко от работы отключиться, хотя это реально сейчас стало второй работой. Федя (Горегляд, один из основателей DA Architects – прим.ред.) на монтаж тратит не меньше 1 рабочего дня в неделю полностью, плюс выходные. На выходных снимают, по ночам Федя монтирует. Поэтому это превратилось уже во вторую работу. Они делают это вдвоем, плюс ребята из их тусовки: Антон, Вова, которые помогают, в видео в каких-то участвуют. Но в основном, монтируют-снимают Боря с Федей.
— Вы в студии устраиваете какие-то праздники или вечеринки?
— Устраиваем, но редко. У нас в прошлом году появилась одна шутка. Мы на Новый Год в студии под елку положили всякие подарки. И там был огромный набор Лего – Биг Бен. Мы решили, что после праздников как раз будет «мертвый январь», будем собирать. Считается же, что в январе у архитектурных студий мертвый сезон, но нас это коснулось только в этом году, да и то немного. А прошлый и позапрошлый год… Там от Собака.RU был конкурс, ADD, и у нас наоборот январь был какой-то адский. Вообщем, этот набор у нас лежал до мая. На майских праздниках мы всей студией поехали ко мне на дачу и там, когда все напились, часа в 3 ночи, мы вспомнили про этот набор, начали собирать. В итоге, Боря собрал практически с закрытыми глазами половину Биг Бена. Ну вот так мы и шутим: когда будет «мертвый январь» - соберем. В этом году мы в ноябре были в Париже и купили там просто потрясающую вещь – паззл-градиент от синего к зеленому! Ну и вот, он с ноября лежит… Ждет «мертвого января».
Конец.
Поделиться историей в соц. сетях: